Новости

RPA из стали

Как внедрение программных роботов на ММК переросло в новое направление развития современных технологий.

Использование технологий RPA (Robotic Process Automation) в промышленности является одним из трендов последних лет. К роботизации бизнес-процессов обращаются все новые компании, а те, кто уже использует программных роботов, расширяют сферы их применения. По мнению экспертов, Группа ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» вышла на лидирующие позиции по внедрению программных роботов среди металлургических компаний России. Сегодня Центр технологий роботизации «Некст» — команда, реализовавшая целый комплекс успешных RPA-проектов в Группе ММК, разрабатывает их и для других заказчиков, помогая повышать эффективность бизнеса.
Центр компетенций RPA и инноваций был создан на базе «ММК-Информсервис» в 2018 году для роботизации бизнес-процессов Группы ПАО «ММК». «Когда мы рассматривали возможность внедрения в группе технологии RPA, она позиционировалась вендорами платформ роботизации и международными аналитическими агентствами в первую очередь как инструмент исключения рутинных операций пользователей ИТ-систем и, главное, как средство повышения эффективности труда в организации за счет автоматизации бизнес-процессов»,— вспоминает директор ООО «ММК-Информсервис» Вадим Феоктистов.
В первый год RPA на ММК затронула финансы и экономику, бухгалтерский учет, снабжение, логистику, кадры и персонал, далее практика была распространена и на другие бизнес-процессы. Уже в 2019 году Центр компетенций RPA и инноваций получил награду за самый масштабный проект по роботизированной автоматизации процессов. Интеграция технологии с прочими решениями Индустрии 4.0, такими как машинное обучение (ML), искусственный интеллект (AI), позволяет использовать на комбинате роботов для решения широкого спектра задач.

Наши роботы уже не просто выполняют рутинные, часто повторяющиеся действия, но и учатся принимать решения и уже умеют взаимодействовать с пользователями»,— рассказывает директор по экономике ПАО «ММК» Андрей Еремин.


По словам Вадима Феоктистова, сейчас на ММК роботизировано уже более 100 бизнес-процессов различного масштаба во всех основных функциональных подразделениях. «Технология RPA востребована по всем направлениям, особенно в тех подразделениях, которые уже попробовали роботов в реальной работе и на своем опыте использовали возможности работать круглосуточно, абсолютно без ошибок, делать все очень быстро и вовремя,— говорит он.— На ММК уже есть бизнес-процессы, специально спроектированные для выполнения программными роботами. Активно ведется работа по реинжинирингу бизнес-процессов, где роботы наряду с людьми являются полноценными субъектами деятельности со своими ролями и полномочиями. Также в условиях постоянно растущего объема задач, повышения требований к скорости коммуникаций и качеству клиентского сервиса зачастую выгоднее и быстрее выстроить бизнес-процесс и поручить его программному роботу, чем нанимать, обучать и содержать новых работников для решения рутинных задач».
Учитывая эффективность и растущую востребованность технологии RPA, была основана компания ЦТР «Некст». Компания предоставляет услуги RPA не только Группе ПАО «ММК», но и другим компаниям, которые хотят добиться эффекта от применения программных роботов и других инструментов цифровизации.

В основе ЦТР «Некст» та самая команда Центра компетенций RPA и инноваций, зародившаяся в ООО «ММК-Информсервис» и уже имеющая огромный практический опыт реализации проектов по цифровизации.

Как пояснил директор Центра технологий роботизации «Некст» Михаил Верисов, эффект от внедрения RPA достигается благодаря экономии затрат на персонал, но не только за счет высвобождения FTE (full-time equivalent), а также за счет отсутствия необходимости приема работников для выполнения новых задач:

После года активного использования цифровых работников нам пришлось в дополнение к термину “высвобождение FTE” ввести для себя термин “привлечение RTE (robot-time equivalent)”, который означает количество работников, которое пришлось бы привлечь для выполнения того же объема новой работы, которую делает робот.


«Привлечение одного робота, как правило, соответствует потребности в привлечении минимум трех работников, а часто и более, так как роботы работают круглосуточно и существенно быстрее людей. Получить прямые выгоды от RPA позволяют оба пути — как высвобождение FTE, так и привлечение RTE, но второй подход, на мой взгляд, более гуманный, поскольку позволяет сохранить требуемый уровень лояльности к технологии и способствует ее развитию. Но в то же время он требует определенного уровня готовности бизнеса и его вовлечения в процесс внедрения RPA».

«Помимо прямых эффектов, которые вытекают из экономии затрат на персонал, есть и качественные, которые непросто выразить в денежном эквиваленте, поскольку они носят субъективный характер»,— отмечает Михаил Верисов. Например, повышение уровня удовлетворенности работников за счет исключения рутинных операций, выравнивание загруженности в периоды пиковых нагрузок, повышение уровня лояльности клиентов и поставщиков и т. д. «Мы уделяем все больше внимания качественным эффектам от внедрения RPA и пытаемся объективно их оценивать»,— подчеркнул директор ЦТР «Некст».

Технология RPA сегодня стала самодостаточным инструментом для повышения эффективности компаний, однако ее истинный потенциал можно раскрыть только в совокупности с другими ИТ-системами.

«Мы видим большое будущее за совместным применением технологии RPA с Process Mining, Task Mining и, конечно, с технологиями искусственного интеллекта и машинного обучения. Например, на ММК уже есть положительный опыт применения технологий Process Discovery с целью выявления процессов, пригодных к программной роботизации, внедрены программные роботы, использующие методы обработки естественного языка (NLP) для решения задач автоматизации»,— рассказывает Михаил Верисов.

Один из главных вопросов, возникающих в процессе масштабных внедрений RPA, касается обеспечения информационной безопасности. Компании хотят быть уверены в безопасности технологий и стремятся обеспечить защиту от потенциальных киберугроз. Основные риски при внедрении программных роботов обусловлены особенностью технологии — возможностью эмуляции действий человека в информационных системах.

Для обеспечения безопасности роботов было необходимо определить следующее:
  • как отличить действия человека в системе от операций, выполняемых роботом;
  • как организовать взаимодействие между разработчиком робота и владельцем бизнес-процесса в случае возникновения сбоев;
  • кто является большей угрозой в роботизированном процессе — человек или робот.

Для получения ответов на эти вопросы на Магнитогорском металлургическом комбинате реализовали масштабный проект по обеспечению информационной безопасности технологии RPA. По его результатам формализованы основные понятия, проведено разграничение ролей и полномочий, определены зоны ответственности всех участников процесса роботизации, полностью регламентированы все взаимодействия.

Директор ЦТР «Некст» отмечает, что одной из особенностей технологии RPA является возможность очень быстрой интеграции нескольких информационных систем без их глубинной доработки. «Хороший пример — программные роботы для интеграции корпоративной ERP-системы с ИТ-системами наших партнеров через пользовательский веб-интерфейс. В данном случае это клиентские веб-приложения более 20 сторонних компаний — банки, поставщики, потребители, системы отчетности, аналитические агентства и новостные порталы»,— считает Михаил Верисов.

События, связанные с пандемией коронавируса, позволили окончательно расставить все точки над i в вопросах надежности и применимости технологии RPA в бизнес-процессах, остановка которых может быть особенно критичной. «Программные роботы подтвердили свою, если можно так сказать, квалификацию,— говорит директор ЦТР “Некст”.— На те процессы, которые выполняли роботы RPA, ситуация с пандемией, по сути, никак не повлияла. И разумеется, переход на удаленную работу стал для текущих заказчиков и владельцев роботов стимулом еще больше погрузиться в использование технологии, а также привлек новых потенциальных заказчиков. Мы видим свое будущее в синергии применения различных цифровых инструментов Индустрии 4.0, планируем и дальше развивать свои компетенции в этом направлении, помогая нашим текущим и будущим заказчикам быть в тренде гиперавтоматизации».

По прогнозам аналитиков Gartner, мировой объем продаж программного обеспечения для RPA в 2021 году вырастет до $1,89 млрд — на 19,5% по сравнению с показателем 2020-го, а к 2024 году мощность использующихся в больших компаниях комплексов и систем RPA вырастет втрое. Большая часть прироста будет обеспечиваться за счет расширения существующих мощностей — лицензий для запуска программного обеспечения для роботизированной автоматизации на дополнительных серверах, новых процессоров для обработки нагрузки и т. д.


RPA – роботизированная автоматизация процессов
NLP – обработка естественного языка
ERP – планирование ресурсов
full-time equivalent – эквивалент полной занятости
robot-time equivalent – эквивалент занятости роботов
Process mining – процессная аналитика, или глубинный анализ процессов
Task mining – аналитика задач


Источник: интернет-издание «Коммерсантъ»